1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Мы в социальных сетях

FacebookTwitterYoutubeLinkedin

WILDCAT. 5 СКВАЖИН.

ЮЖНО-РОССИЙСКИЙ ГЕОЛОГО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ


Представляем новую постоянную рубрику в информационно-аналитическом журнале «Энергия Юга», представляющe. собой, помимо геолого-аналитического исследования, визитную карточку нефтяной геологии Юга России.


Автор проекта:Астахов Сергей Михайлович
Кандидат геолого-минералогических наук,
ведущий геолог
ОАО «Краснодарнефтегеофизика»

Проект «Wild cat» — это взгляд на проблему нефтегазоносности южного региона, не обремененный строгими рамками проектных обоснований, геополитическими мотивами. Это попытка очистить геологическую мысль от традиционно существующих геологоразведочных парадигм.
Способ для зарисовки такой картины заключается в сознательном уходе от жесткого научного обоснования, и опоре на собственную интуицию. У каждого геолога со стажем в «походном рюкзаке», в «жизненной пикетажке» хранятся нереализованные по тем или иным причинам идеи или даже проекты.
Проект «Wildcat» предлагает геологам, так или иначе вовлеченным в процесс работ условно «пробурить» на территории субъектов Российской Федерации и прилегающих акваторий 5 своих собственных скважин, учитывая возможности современного бурения.
Пятью скважинами каждый участник показывает поисковые направления наиболее перспективные с его точки зрения. Цель закладки так называемых «диких кошек» — открыть новые направления и возродить утратившвие актуальность. В результате этого проекта появится свободный набросок, который может дать призван дать довольно интересную и достаточно полную дифференцированную оценку перспектив различных направлений геолого-разведочных работ (ГРР) в старейшем нефтегазодобывающем регионе России.

* "wildcat" — скважина, заложенная без предварительного геолого-геофизического обоснования (перевод на русский язык в англо-русском политехническом словаре)
"wildcat" — скважина, пробуренная наугад, перевод на русский язык в англо-русском словаре В. К. Мюллера)
"wildcat" — дикая кошка (прямой перевод)

МНЕНИЯ РУКОВОДИТЕЛЕЙ НЕФТЯНОЙ ОТРАСЛИ ЮГА РОССИИ

Проект «Wild cat. 5 скважин» дает возможность показать различные проекции (модели) реально существующей геологической среды с неоткрытыми месторождениями УВ, — в умах геологов, обладающих немалым запасом опыта, знаний и квалификации для того, чтобы их уникальное мнение было учтено. Полученные результаты призваны дать свежий взгляд на скрытые проблемы при дальнейших поисках нефти и газа и выявлении новых направлений ГРР на территории Юга России.

АКТУАЛЬНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДАЛЬНЕЙШИХ ГРР В РЕГИОНЕ

Мы сознательно выделяем и акцентируем внимание на вопросе «пяти скважин» как неком фокусе, объединяющем, настоящее, прошлое и будущее. Сформировав свое восприятие действительности, рассматривая проблемы сквозь призму знаний, в процессе своей специализации, геолог-руководитель имеет возможность оценить перспективы и расставить акценты пятью скважинами на актуальных направлениях дальнейшего развития ГРР в регионе.




Мосякин Александр Юрьевич
Первый земеститель генерального директора,
главный инженер
ОАО «Краснодарнефтегеофизика»

В первом выпуске "Wildcat. 5 скважин" представлены интервью двух руководителей геологической отрасли от различных сторон, участвующих в геологоразведочном процессе: сервисное предприятие и государственная структура.
Мы представляем мнение одного из руководителей геофизического предприятия, ведущего региональные, поисковые и разведочные работы на территории Юга России от различных заказчиков.
Со стороны Управления по недропользованию по республике Дагестан, обеспечивающего реализацию государственной политики в области недр, представлено интервью руководителя структуры.

ОБРАЗОВАНИЕ

- Грозненский государственный нефтяной институт, 1986. Специалист «Горный инженер-геофизик», г. Грозный
- Российский государственный институт нефти и газа им. Губкина, 1991. Кандидат технических наук, г. Москва

УЧИТЕЛЯ

В первую очередь — мой отец Мосякин Юрий Александрович (доцент Грозненского института). Он очень много дал мне как в плане геологии, так и в житейской мудрости.
Бинкин Игорь Григорьевич (главный геофизик ПОЙГИ ОАО КНГФ, кандидат технических наук). Высокообразованный человек. Очень помог мне в становлении как геофизика. Институтские преподаватели: Шленкин Владимир Иванович (доцент Грозненского института). Работал на кафедре сейсморазведочных исследований.
Рапопорт Мирон Борисович (профессор кафедры разведочной геофизики). Руководитель кандидатской диссертации. В методической части достаточно много помог, и учил в каком-то плане жизни в «большой геофизике».
Значимые для меня люди — те с кем я сталкивался, одновременно учителя и коллеги: Мушин Иосиф Аронович (д. т. н. зав. лаб. ВНИИгеофизика); Козлов Евгений Алексеевич (д. т. н. зам. директора ВНИИгеофизика). Серьезная фигура в геофизике. Был ведущим специалистом («главный ученый») представительства в России компании Paradigm Geophysical. Сафонов Анатолий Семенович (Геонефтегаз, кандидат наук) Электроразведчик, гравик, значимая фигура.

РЕАЛИЗОВАННЫЕ ПРОЕКТЫ

С точки зрения методической части, это разработка программного пакета AVO-анализа, который на определенный момент времени был самым продвинутым в своей области. Много занимался его практической реализацией. В методическом плане приходилось работать с Бусыгиным И. А. другими людьми.
Период — с 1995-2002 (на базе КНГФ, г. Краснодар).
С точки зрения геологии и поисковых работ, это федеральные работы. Большой проект региональных сейсморазведочных работ объемом 4000 пог. км. Этот проект по другому заставил взглянуть на перспективы Краснодарского края и оживил в значительной степени геологоразведочные работы, сдвинул с места процесс лицензирования.
Период — 2007-2010 (г. Краснодар)
Проект по многоволновой сейсморазведке. Реализовали целую сетку профилей, разработали методику. В методическом плане еще один значимый проект. Это связано как с разработкой программного обеспечения, так и с технологией работ. Период -1996-2003 (г. Краснодар) В первые разработали методику выделения зон трещиноватости по данным сейсморазведки на примере верхнемеловых отложений. Тогда, это было новым словом.
Период -конец 80-х-начало 90-х (г. Грозный)
Проект сейсморазведочных работ в Перу. Стоял вопрос о применимости сейсморазведки в высокогорных условиях (4500м над уровнем моря) в неприспособленных для этого местах неприспособленным оборудованием. Проект был интересен не только в технологическом плане, но и в геологическом: совершенно новые отложения, были нужны новые подходы.

ПРОБЛЕМЫ ГРР ЮГА РОССИИ

Проблем здесь много. Основная — истощение запасов фонда крупных и средних месторождений, необходимость перехода на мелкие месторождения, которые зачастую еще и неструктурного типа. Фонд таких месторождений совершенно не исчерпан. Но очень тормозится методика их поиска вследствие нескольких причин: во-первых, — не желания добывающих компаний заниматься такого рода фондом, хотя это с точки зрения экономики это не очень понятно. По предгорным прогибам Северной Америки (США, Канада) фонд мелких месторождений составляет до 70-80%, а в России всего 30-40%.
То есть, у нас практически не исчерпана эта ниша. Модернизация технического, программного обеспечения в сервисных компаниях, перемены в методическом плане, выработка диагностических критериев и т. д. необходимые в таких условиях, должны быть поддержаны наличием интереса со стороны добывающих компаний, крупными заказами. Вторая очень серьезная проблема — отсутствие глубокого бурения. Скважины бурятся в пределах уже выделенных объектов буквально в шаге друг от друга. Мы говорим об отсутствии настоящего разведочного бурения, которое помогло бы выйти на новые горизонты.
Все гипотезы по новым отложениям, по новым объектам висят в воздухе без подтверждения бурением. Этой проблемой должно в первую очередь заниматься государство, или, во всяком случае, принуждать нефтяные компании определенный процент своих объемов бурения распределять на эти задачи. Фонд выделенных в 80-е, 90-е годы структур будет исчерпан. По сути, в регионе на данный момент бурится единственная скважина, Крупская (Газпром добыча Краснодар), которая сейчас может открыть новое направление. Потенциал его — обеспечение газом не только края, но и всего Южного федерального округа. Также стоит упомянуть Восточно-Бейсугскую скважину. Она бурилась на новые объекты. Это единственные примеры, когда скважина решает какие-то серьезные геологические задачи.

Дата интервью — 3 марта 2012г.

ПЯТЬ СКВАЖИН

Первая скважина
Тектонический элемент:
Ирклиевская впадина
Целевые горизонты, объекты: пермотриасовые отложения Проектная глубина: 4-5 км
Комментарий: Направление актуально, так как не решен вопрос окончательно о продуктивности отложений, бурилась в свое время одна скважина. Очень много еще спекуляций на эту тему.
Хорошо было бы этот вопрос окончательно закрыть бурением такой скважины и изучить отложения в первую очередь триаса.

Вторая скважина
Тектонический элемент:
Южный борт Западно-Кубанского прогиба, район АбиноУкраинского месторождения и соседних складок
Целевые горизонты, объекты: Поднадвиговые отложения
Проектная глубина: 4-5 км
Комментарий: В этом районе, с моей точки зрения, только «сняты сливки».
Здесь очень сложное надвиговое строение. Возможно нижние этажи этих надвигов не изучены, особенно по эоцену, и тем более по палеоцену.

Третья скважина
Тектонический элемент:
Керченско-Таманский прогиб, п-ов Тамань
Целевые горизонты, объекты: Верхнемеловые отложения
Проектная глубина: 4 км
Комментарий: Цель — изучить окончательно верхнемеловые отложения. В районе Фонталовской бурились скважины. Но все-таки не пройден должным образом этот интервал.

Четвертая скважина
Тектонический элемент:
Северо-Западный Кавказ
Целевые горизонты, объекты: Юрские отложения, Хадыженская кордельера Проектная глубина: 4 км
Комментарий: Цель — попытка достичь юрские отложения. Там уже бурилось определенное количество скважин (Куколовская структура), но были допущены ошибки при их размещении. Поэтому кордельера оказалась не вскрытой, а она по всей видимости там присутствует.

Пятая скважина
Тектонический элемент:
Приморская антиклинальная зона Южного Дагестана Целевые горизонты, объекты: Меловые и юрские отложения
Проектная глубина: 4 км
Комментарий: Второй пояс складчатости мела мог бы вдохнуть вторую жизнь вообще в дагестанскую нефтяную промышленность. Существуют меловые полуразрушенные складки на суше и в то же время есть меловые складки под акваторией Каспийского моря.

23 апреля 2012 г. Мосякин Александр Юрьевич ушел из жизни. Геологи, геофизики, нефтяники Юга России потеряли в его лице одну из самых значимых фигур в отрасли. Автор проекта и редакция журнала приносят близким Александра Юрьевича свои соболезнования.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ВЛАСТИ, БИЗНЕСА И НАУКИ

Проект «Wild cat. 5 скважин» определенным образом показывает отношение к геологоразведке различных, заинтересованных в нем сторон. Сфера деятельности накладывает отпечаток в видении дальнейших перспектив. Где искать наиболее эффективные точки взаимодействия государственных структур, добывающих компаний, сервисных предприятий, а также научных и образовательных организаций для интенсивного роста геологоразведочных работ и наибольшей их эффективности? WILDCAT. 5 скважин предлагает ответ на поставленный вопрос с точки зрения руководителей отрасли.


Багатаев Рамазан Магомедович
Руководитель Управления
по недропользованию по Республике Дагестан
Федерального агентства
по недропользованию Минприроды России

ОБРАЗОВАНИЕ

- Северо-Кавказский горно-металлургический институт (СКГМИ(ГТУ)), 1979. Горный инженер-геолог, специальность «Съемка, поиски, разведка месторождений полезных ископаемых», г. Владикавказ.
- Институт минералогии, геохимии и кристаллохимии редких элементов (ИМГРЭ), 1988. Кандидат геолого-минералогических наук, г. Москва
- ИМГРЭ, 1998. Доктор геолого-минералогических наук, г. Москва

УЧИТЕЛЯ

Мой определенный интерес к научным исследованиям еще на последних курсах института заметил Бергер Михаил Григорьевич (доктор геолого-минералогических наук, профессор СКГМИ(ГТУ)). По результатам исследований дипломной работы у меня появились первые публикации в соавторстве с М.Г. Бергером. После окончания института я был направлен на Украину в систему Министерства цветной металлургии СССР на Никитовский ртутный комбинат, где проработал 16 лет и в условиях производства занимался научно-организационной деятельностью. Результатом такого совмещения является множество научных публикаций. Руководителем кандидатской диссертации также был Михаил Григорьевич. Он, образно выражаясь, поставил меня «в колею научных работ». Я считаю большим везением дальнейшее мое знакомство с директором Всероссийского института экономики минерального сырья и недропользования (ВИЭМС) Федорчуком Виктором Парфентьевичем в 1982 г. Он был доктором геолого-минералогических наук, профессором. Этот человек сыграл большую роль в становлении моем как специалиста геолога, оппонировал кандидатскую и докторскую диссертации. Примечательно, что после защиты кандидатской, он, пригласив меня к себе, в буквальном смысле продиктовал пять тезисов моей будущей докторской диссертации.
Также не могу не упомянуть Валентина Михайловича Рогового (доктор геолого-минералогических наук, ИМГРЭ). В прошлом году вышла наша совместная монография. Из исторических фигур для себя выделяю Крейтера Владимира Михайловича, основателя рудничной геологии.
В 1996 г., приехав в Дагестан, непосредственно начал сталкиваться с нефтегазовой отраслью. В это время сильное влияние на меня оказал директор Института геологии Дагестанского научного центра РАН заслуженный геолог России, крупный специалист в области нефтяной геологии Мирзоев Димир Абдулаевич.

РЕАЛИЗОВАННЫЕ ПРОЕКТЫ

В течение последних 12 лет в Дагестане реализуются работы, связанные с геологическим изучением недр, их нефтегазоносности, оценки перспектив в составе крупных государственных программ. К сожалению, до 2000г. ни за счет госбюджета, ни за счет недропользователя, геологоразведочные работы не проводились. С начала века беспрерывно обосновывались объекты, по которым проводятся сейсморазведочные работы и тематические исследования. Мы инициировали эти работы, определили подрядчиков, проекты успешно выполнены и дают определенные результаты. Они позволили оценить ресурсы по объектам в размере 150-200 млн. т. условного топлива, а также выделить и распределить лицензионные участки недр. Есть положительные результаты повторного вовлечения выработанных ресурсов в добычу. Всего выполнено несколько крупных проектов, но могу выделить два наиболее значимых, внесших новые представления в геологию региона:
- Региональные сейсморазведочные работы на прибрежной территории Республики Дагестан и в прилегающей к ней мелководной зоне (2007-2008 гг.);
- Анализ состояния геолого-геофизической изученности нераспределённого фонда недр Предгорного Дагестана и Терско-Сулакской впадины, оценка прогнозных и перспективных ресурсов и подготовка участков недр для включения в программу лицензирования (2010-2012 гг.).

ПРОБЛЕМЫ ГРР ЮГА РОССИИ

Главная проблема, связанная с развитием нефтегазовой отрасли в Дагестане – это постепенное падение уровня добычи. Она опустилась до уровня примерно 200 тыс. тонн нефти в год и 400 млн. кубометров газа. Необходимо в дальнейшем стабилизировать этот процесс и увеличить добычу до 300-350 т. нефти и газа как минимум 800-1000 млн. кубометров. Решение этой проблемы зависит от развития геологоразведочных работ, как за счет госбюджета, так и недропользователя. Причем основные вливания должны идти от недропользователя.
В последние годы компании почти не тратят средств. Государство региональную изученность обеспечивает, дает перспективы дальнейшего развития работ. А дальнейшее развитие в свою очередь связано с тем, что недропользователь получает участок недр, а потом он должен проводить поиски и разведку, и, конечно же, бурение. Бурение практически отсутствует, особенно у таких основных добывающих компаний как Роснефть-Дагнефть, Дагнефтегаз. То есть ими практически прекращено финансирование работ на своих лицензиях. Для того чтобы обеспечить долгосрочное развитие необходимо изучать глубокие горизонты. Чтобы бурить скважины на эти горизонты, на глубины более 5 км, необходимо тратить большие деньги.
Не осваивается шельф Каспийского моря. Есть на это и причины международного характера, в том числе, вопрос как разграничить зоны? Неопределенность статуса Каспия сдерживает развитие работы на шельфе Российской Федерации, прилегающей к территории республики Дагестан.
Кроме всего прочего, говоря о пяти скважинах, первым стоит вопрос: «Кто будет бурить?». Ведь существует проблема потери навыка, опыта. В Дагестане нет буровой организации, способной бурить на большие глубины. Необходимо привлекать опытные буровые организации со стороны. Тем не менее, есть перспективные участки, есть объекты, и выход из неблагоприятной ситуации кратко можно обозначить одной фразой: « Надо бурить!». В последние десятилетия об этом говорят ряд геологов-нефтяников (Ф.Г. Шарафутдинов, Д.А. Мирзоев, Д.Ш. Шапиев, О.Н. Белоусов и др.)

Дата интервью — 3 марта 2012г.

ПЯТЬ СКВАЖИН

Первая скважина (Западно-Адильотарская)
Тектонический элемент: Северный борт Сулакской впадины (Терско-Сулакская низменность)
Целевые горизонты, объекты: плиоцен-верхнемиоценовые отложения Проектная глубина: 4000м
Комментарий: На региональном фоне пологого залегания миоцен-плиоценовых слоев выявлена система структурных осложнений, выраженных куполами и гемиантиклиналями, представляющими интерес для поисков залежей углеводородов. Бурение скважины призвано решить проблему нефтегазоносности миоценовых и плиоценовых отложений на Терско-Сулакской низменности.

Вторая скважина (Буртунайская)
Тектонический элемент: Дагестанский клин
Целевые горизонты, объекты: доюрская терригенно-карбонатная толща (пермо-триас) аллохтона, альб-аптская глинистая толща автохтона.
Проектная глубина: 7000м
Комментарий: Проведенными сейсмическими исследованиями МОВ ОГТ под миоценовыми моноклиналями и в синклинальных зонах, ранее относимых к бесперспективным землям, на глубинах от 3500 до 6000 м были выявлены многочисленные блок-антиклинали, ограниченные разрывными нарушениями. В связи с выявленными многочисленными погребенными структурами (до 40) в меловых отложениях аллохтона и автохтона Дагестанского клина по результатам проведения региональных геолого-геофизических исследований открывается перспектива широкомасштабных поисково-разведочных работ на нефть и газ не только в Предгорном, но и в Горном Дагестане, а также в смежной акватории Каспийского моря, под водами которого уже выявлены погребенные поднятия.

Третья скважина (Восточно-Миатлинская)
Тектонический элемент: Миатлинский выступ (Дагестанский клин)
Целевые горизонты, объекты: майкопские отложения
Проектная глубина: 1500м
Комментарий: Новизна проблемы поисков нефти и газа в нетрадиционных коллекторах и ловушках майкопских отложений Дагестана с целью изучения их нефтегазоносности, которые вследствие преимущественно глинистого состава пород ранее рассматривались в качестве «покрышки» и по ним не оценивались прогнозные ресурсы. В районах отсутствия традиционных песчаных коллекторов, формирование залежей происходило в зонах разуплотненных (тектонически раздробленных) глин и глин с тонкими прослоями алевролитов, а также в гигантских олистолитах (ископаемых глыбах размером до 3 – 7 км при толщине до 250 м), сложенных трещиноватыми карбонатными породами эоцен-палеоцена и верхнего мела, которые образуют нетрадиционные ловушки.

Четвертая скважина (Тюленевская)
Тектонический элемент: Прикумско-Тюленевская система поднятий (шельф)
Целевые горизонты, объекты: триасовые, юрские, меловые, а также миоценовые отложения
Проектная глубина: 6000м
Комментарий: Установлено восточное (морское) продолжение Прикумской системы поднятий, выделяемой в качестве единой Прикумско-Тюленевской антиклизы, в сухопутной части которой открыто большое количество многопластовых нефтяных и газовых месторождений, промышленная нефтегазоносность которых связана с палеогеновыми, нижнемеловыми, юрскими и пермо-триассовыми отложениями. Здесь же отмечается восточное продолжение Манычского прогиба, в пределах которого на суше, на территории Дагестана, открыто ряд нефтяных и газовых месторождений, в том числе наиболее крупного – Озерного. В северной части Кизлярского залива двумя сейсмическими профилями пересечено довольно крупное поднятие в нижнетриасовых отложениях, а в центральной его части - зона стратиграфического срезания миоценовых слоев, представляющая интерес для поисков литолого-стратиграфических ловушек в карагано-чокракских отложениях. Кроме того южнее о.Тюленей выявлена геологическая структура, представляющая крупный «останец» карбонатно-терригенных пород верхнемиоценового возраста протяженностью 25 км и высотой 500 м.

Пятая скважина (Западно-Майская)
Тектонический элемент: Прикумская система поднятий
Целевые горизонты, объекты: органогенная карбонатная толща нефтекумской свиты и глинисто-карбонатная толща нижнего и среднего триаса, породы фундамента Проектная глубина: 6500м
Комментарий: Оценка перспектив нефтегазоносности пород фундамента для старых нефтедобывающих районов, характеризующихся выработанностью залежей углеводородов в осадочном чехле и снижением добычи нефти и газа, но с развитой инфраструктурой, имеет важное практическое значение.

В номере: